Как работали маркетмейкеры раньше.

Первый день

Я работаю в банке больше 20 лет. Это мое первое и единственное место работы. В это сложно поверить, но одно из самых ярких впечатлений на работе за эти 20 лет произошло в мой самый первый рабочий день в банке.

Решил рассказать эту историю, чтобы ничего не забыть и показать детям, когда повзрослеют, но может и вам будет интересно.

Декабрь 1995 года.

Необузданный межбанковский рынок Украины. Нулевая регуляция. Российские, прибалтийские, беларусские и казахские банки во всю продают и покупают доллары за украинские карбованцы, которые в виде остатков держат на счетах клиенты, ведущие бизнес с Украиной и рассчитывающиеся или получающие выручку в карбованцах.

Объем рынка около 100 млн.долларов

Дилерский центр ПриватБанка тогда представлял собой комнату площадью примерно 40 кв.м, в которой помещался остров из восьми рабочих мест Reuters. Это специальные компьютеры, предназначенные для заключения сделок на межбанковском рынке.

Имея восемь рабочих мест для торговли на рынке доллар/карбованец, ПриватБанк был маркетмейкером рынка, так как для российских и прибалтийских банков этот рынок был не основным и они работали на нем с одного-двух операторских мест. Операторское место позволяло заключать одномоментно четыре сделки, так как можно было вести диалог сразу с четырьмя банками.

Дилеры ПриватБанка в то время — молодые ребята (и одна девушка) в возрасте 25-30 лет, все с высшим образованием, очень общительные и приятные. Я пришел в банк на последнем курсе института, был принят на стажировку в валютное управление и в первый же день попал в дилинговый центр…

Рабочий день моего первого понедельника в банке начался в 8.30 утра, но где-то до 10.00 это сильно напоминало after party какой-то затянувшейся вечеринки, правда без спиртного. Все оживленно обсуждали выходные, шутили, громко смеялись и всем своим видом показывали, что работать сегодня не планируют.

Около 10.00 появился начальник управления, уселся на самое удобное кресло и разговор продолжился как ни в чем не бывало еще около 15 минут…

Неожиданно разговор прервался и начальник спросил: «Ну что, вверх или вниз?»
— Давайте вверх, — недолго обсудив, решили все.

И началось!

Было решено гнать курс карбованца вверх против доллара и для этого необходимо было выкупить весь карбованец, продав доллары банкам-нерезидентам.

Постепенно, без суеты, выходя через торговый терминал один за одним на банки, дилеры продавали им доллары за карбованец в течение часа.
— 200 000 Менатеп, — кричал один, позиционеру, который в компьютере оперативно подсчитывал сумму сделок.
— 150 000 Снорас, — кричал другой,
— 500 000 МДМ,
— 700 000 Казкомерц,
и так целый час.

Сделки заключались примерно так: дилер выходил на дилера другого банка, запрашивал курс на определенную сумму, в ответ получал котировку, например 25,7850/25,9000, и принимал решение, будет он что-то делать или нет. Если курс дилера устраивал, он писал, например «I SELL» и это означало, что он продал доллары или «I BUY» — значит, купил.

И вот за час непрерывного «I SELL» карбованца у нерезидентов не осталось и его курс вырос где-то на 3,5%.

Надо сказать, что карбованец был, мягко говоря, не очень стабильной валютой и его курс мог колебаться в течение дня, недели или месяца очень широко. Дилеры банков-нерезидентов предпочитали не иметь в нем позиций на конец дня ни длинных (когда карбованец куплен в риск), ни коротких (когда он продан).

Итак, скупив почти весь карбованец с лоро-счетов нерезидентов и задрав курс аж на три процента, дилеры ушли на перекур…

Вернувшись минут через пятнадцать, все сели на свои места, но теперь уже в воздухе царило напряжение и все были очень взвинчены.

Развязка приближалась.

Дилеры с восьми рабочих мест вышли каждый на четыре банка и запросили котировки на покупку доллара.
Итого тридцать два экрана одновременно. Было очень важно все сделать быстро, так как обратный выкуп растянутый во времени мог бы «перевернуть» курс в другую сторону намного сильнее.

— Покупайте, — сказал начальник и вышел из кабинета.

Все закончилось за 10-15 минут.

После обеда я узнал, что за эти полтора часа они заработали 500 000 долларов, а «after-party» продолжился после обеда до конца дня.

— Это работа мечты! — подумал я тогда… И был прав.

Начальник из этой истории теперь мой коллега и лучший друг. И он, по-прежнему, очень крут.




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *